История Евгении Павловой

Родилась я в Тверской области город Вышний Волочек. 11 января 1979 года. В полной, благополучной семье, мама, папа, сестра. Родители были хорошо обеспечены, в советское время работали, мама занималась мехом, шила из меха какие то изделия, и это давало небольшую прибыль. Поэтому в доме всегда был достаток. Папа тоже был с «золотыми руками» , всегда помогал во всех делах.

В период перестройки появились кооперативы, возможность зарабатывать, папа открыл свой бизнес. По этой причине я ни в чем не знала отказа. В школе училась на «5», до девятого класса шла на золотую медаль, все у меня было успешно, я занималась спортом: лёгкой атлетикой, лыжами, бегом, участвовала в марафонах.

Все было хорошо до определённого периода, когда я попробовала сигареты, алкоголь. После девятого класса начались дискотеки, и я потеряла интерес и к спорту, и к учебе. Может быть потому, что все очень легко давалось, у меня не было цели стремиться получить эту золотую медаль, к которой шла. Я подумала, что смогу ее конечно получить, если захочу, но мне показалась она не нужной. Дальше я закончила техникум, поступила в университет. Училась я не долго, в конечном итоге мне надоела учеба, и я бросила университет. Образование у меня сейчас среднее техническое, я экономист-аудитор, а в университете, на юриста, я так и не доучилась.

Наркотики в моей жизни?

Самый мой первый наркотик это была анаша, я ее попробовала в семнадцать лет, в одиннадцатом классе я тогда ещё училась. И постепенно, в соответствующей, большой компании встречались, чтобы посмеяться, весело провести время, отвлечься, развлечься. Так мне по крайней мере казалось. Соответственно наркотик, анаша, он три года присутствовал в моей жизни, с 17 до 20 лет. Были у меня знакомые, которые употребляли более тяжелые наркотики, героин, а он только начинал, если так можно выразиться, «входить в моду» в то время. Но я старалась держаться от героина подальше, потому что считала, что для меня это будет слишком. Тем не менее, в 20 лет я все же попробовала героин, сразу внутривенно. Быстро сменился круг моего общения, мои друзья все ушли в армию. И появилась в итоге компания, где были эти самые «тяжелые» наркотики: героин, винт. Мне эта отрава тогда понравилась. Так я и стала зависимой от героина — получается, что с 20 лет.

Родители

Родители узнали о моей зависимости достаточно быстро, так как у меня были достаточно доверительные отношения с родными и я от них свою жизнь не скрывала. Они значит заметили изменения в моём поведении, стали задавать прямые вопросы, ну я и рассказала, что употребляю наркотики. Был собран семейный совет, на котором я дала клятвенное обещание, что я больше никогда, никогда ничего не буду употреблять. Обещание я разумеется не сдержала. Не умеет наркоман своих обещаний сдерживать. Меня пытались лечить. У отца был друг, ни много ни мало — главный нарколог нашего города, меня водили к нему на кодировки. Но и это мне не помогало. Водили также к каким то там «народным целителям», пытались и с этой стороны меня лечить. Да вот только безуспешно.

Желания бросить у меня не было совершенно. Все мои согласия, клятвы, поездки в лечебницы — все это было обманом, для вида, для родителей. Соответственно, в какой то момент они стали меня ограничивать в моих действиях, стали запирать дома. А мне это очень не понравилось. Привело это к тому, что я убежала из дома. По сути можно сказать, что я выбрала не семью и не здоровье — я выбрала героин.

Соответственно круг мой состоял из людей зависимых от наркотиков, меня не интересовал никто вне этого круга людей, кто наркотики бы не употреблял. Общение с людьми сократилось до минимума. Коллег у меня не было, я никогда и не работала. Уйдя из дома, я целенаправленно искала тех, кто употреблял наркотики — и вся моя жизнь уже крутилась вокруг такого сорта людей.

Здоровье

я очень долгое время не знала что такое «ломка». Когда я общалась с наркологом, он тоже задавал мне этот вопрос: «Как ты себя чувствуешь?» Но я очень долгое время не знала что такое последствия от употребления наркотиков. Не потому что я такая сильная, или у меня крепкое здоровье, а потому что, по пальцам можно пересчитать те дни когда я не употребляла наркотики. Всегда был доступ к наркотикам. Такая жизнь длилась 12 лет. До 2011 года.

Бросать я не хотела до последнего, до того момента как я попала в центр. Этого хотели мои родители, но не я. Я это делала это для них, а в успех сама не верила. Как то было привито, что если человек попробовал наркотики, то избавиться невозможно. И я поддалась этому, «плыла по течению». Мне нравилась такая жизнь, я не бомжевала, до последнего момента у меня все было хорошо. Я как девушка, всегда находила людей, которые торговали наркотиками, и жила с ними. У меня не было проблем в этом плане.

Что перепробовала чтобы бросить.

Различные гипнозы, кодировки, был даже православный монастырь, в который меня не взяли, по причине моего употребления. В Санкт-Петербурге была академия военная, там занимались тем, что удаляли часть мозга, ответственную за удовольствия, стоимость этой процедуры была 50000 долларов. И мои родители готовы были отдать эти деньги, лишь бы мне помочь. В последний момент я отказалась, потому что боялась, вдруг поможет, а я так хотела колоться дальше.

Как узнала о центре реабилитации

Узнала давно, ещё была в употреблении. Я жила в Твери. И там были люди которые уже давно не употребляли наркотики, и они видя наше печальное состояние, моё и моего молодого человека, эти люди подходили и говорили о том что есть помощь, место то что нам поможет. Они предлагали нам поехать в реабилитационный центр, одному в один другому в другой, но нас не коснулось, у нас на тот момент было все хорошо, в плане наркотиков. Потом когда этого молодого человека посадили, я задумалась что что то нужно делать, как то нужно сбивать дозу, и тогда я позвонила маме, которая на тот момент проживала в Санкт Петербурге, и попросила найти мне какую нибудь лечебницу, для того чтобы завязать с этим делом. И она нашла » двенадцати шаговую» программу, куда изначально я и поехала, но приехала я на ломках, на детокс была очередь, нужно было ждать неделю. И один из Питерских наркологов дал моей маме визитку Ежова Владимира Николаевича (директора АНО «Добрый самарянин» — прим. составителя), и сказал что если что то и поможет, то только это. Был 2008 год. Мы пришли на собеседование, я поприсутствовала на группе, которая проводилась для родственников зависимых людей. Мне предложили на следующий день поехать в центр, потому что было видно, что если я завтра не поеду, то сорвусь и вообще уеду в свой город. И через два дня я оказалась в центре, прошла программу восьмимесячную. Но поскольку все это делала исключительно ради мамы, и изменений во мне никаких за это время не произошло, то по окончании я уехала и снова погрузилась в тот омут, от которого отдыхала целых восемь месяцев.

Евгения, 8 лет в свободе от наркотиков
zhenya_free_8years

Снова в наркотической круговерти.

Итак, с 2009 по 2011 год у меня был провал, я употребляла наркотики, алкоголь, вела разгульный образ жизни. Я может быть скажу непонятным языком, для людей которые будут читать этот сайт , но лучше не познать нежели познать и отойти. У меня стерлись грани, не было ни каких рамок. Я что раньше не делала, то стала делать, мне было все равно, я ходила по притонам, каким то непонятным квартирам где были наркотики, алкоголь, соответствующие друзья появились, ничего хорошего не было за это время. Все вокруг меня умирали. Осталась только одна подруга, как якорь в этом городе, в вдвоём всегда легче. И в один прекрасный день мы употребляли вдвоём на квартире, я просыпаюсь, а она нет. И для меня это стало точкой. Я проснулась рядом с трупом, и поняла что я совсем одна. Я не знала что делать дальше, что то во мне в этот момент поменялось, что щелкнуло в моей голове. Я позвонила маме в Санкт-Петербург, на тот момент родители подали в федеральный розыск, и уже пол года меня искали, не знали что со мной, где я живу. И мама мне предложила ехать в реабилитационный центр города Луга, и я согласилась. Мама договоривалась о моей поездке в центр, связалась с Березиным, меня согласились принять. И ровно через два дня я уже стояла у дверей реабилитационного центра, до сих пор помню эту железную дверь, судорожно выкупила последнюю сигарету, я знала что она действительно последняя.

Второй раз на программе

Когда я зашла, я поняла что попала домой. Я села на диванчик и девочкам которые были со мной, я сказала: «Все, я дома». У меня было огромное облегчение, радость от того, что Бог дал мне шанс вернуться сюда второй раз, и на этот раз я уже не хотела возвращаться обратно.

Здесь уже пошли во мне серьезные перемены. В мою первую реабилитацию мама присылала мне посылки, всячески поддерживала, а в этот раз она мне сказала, чтобы на поддержку я не рассчитывала, ни даже писем, — ничего не будет. Мама моя была сильно разочарована во мне и уже ни во что не верила. Но Бог совершал в моем сердце перемены. В себе самой я их чуствовала, Бог прядями убирал из меня эту грязь, как на клубах сорняки, и Бог прям вырывал клоками. И были вещи которые я с удовольствием отпускала. И когда все это происходило, я уже не думала о наркотиках. Первый раз за двенадцать лет я вообще перестала о них думать. Это было удивительно.

Свобода от наркотиков

После программы я осталась волонтером, помогать таким же зависимым девочкам как и я. Вначале была на постадаптации, потом помощником служителя, служителем, и руководителем центра. Ездила на миссию в город Устюжна Вологодской области, там мы с моей помошницей открывали реабилитационный центр. Я послужила, Господь дал мне эту возможность, хотелось вернуть Богу что то такое что Он мне дал. Он дал мне дар общения, и я поняла что я могу послужить тем, что буду общаться с людьми.

Потом я сразу вышла замуж. Родила ребёнка, стала мамой, женой, это тоже очень серьёзное служение.

Возврата к прошлому больше ни разу не было. И даже не хотелось. Бывают трудности, но я понимаю, что в моей голове даже не рождаются мысли вернуться к прошлому, настолько Бог освободил мой разум. Есть мысли только о том что бы преодолевать трудности и идти дальше.

PCiSrtAis0Q